01.12.2020

Первая Лунная (12+)

…чем дальше уносишься от земли, тем она становится ближе,

 а ты – к ней, и как же бесценно дорого все, что есть здесь, сама жизнь!

 Валентина Терешкова.

За десять лет до

Лазерная пила медленно прорезала  промёрзшую древесину. Пар от вскипевшего сока перемежался с лёгким дымком от тех мест, где яркий луч задерживался чуть дольше. Вековая сосна, наконец, покачнулась, чуть скрипнула и повалилась, в полёте раскидывая снежную пыль. Человек отпустил кнопку, и лазер тотчас потух.

— Ничего, ещё пара часов и на отдых… — Мужчина с тоской посмотрел на лежащий ствол. Его предстояло очистить от веток и коры, напилить нужной длины и сложить. Чуть в стороне раздался треск старой бензиновой пилы. – Чёртов псих! И как он выполняет норму?

Человек уже хотел вновь приняться за работу, когда к звуку бензопилы примешался гул пробирающегося по лесу вездехода.

 — Что-то они рано. – Часы на лесоповал не брали, но внутренний таймер подсказывал, что конец смены ещё не подошёл. Между тем автомобиль, раскидывая  снег, притормозил рядом. Из открывшейся кабины сразу выскочила пара солдат – как полагается, автоматы наизготовку. Человек про себя усмехнулся — сколько раз он думал захватить машину. Строил планы побега. Автоматчики? Молокососы, не представляющие угрозы! А вот чёртов пояс на шее… Стоит только кому-то, за десятки километров отсюда, заподозрить побег – и всё. Сначала паралич, а когда до места доберутся из посёлка, найдут по лучу, ты уже превратишься в ледышку.

Человек всё это знал и каждый раз просто смотрел на единственный мостик к свободе.

Вслед за автоматчиками на снег выпрыгнул мужчина. В тепловом комбинезоне, сканером на поясе и планшетом в руках.

Заключённый с трудом подавил желание взять заложника – опять же бесполезное занятие. Поговаривали, что яд, вызывающий паралич, очень болезненный. И срабатывает практически мгновенно…

— Назовите себя! – В голосе подошедшего послышались приказные нотки.

— Че Гевара. – Человек хохотнул. – Что, датчик сломался или читать не умеешь?

Тело тут же сковала нестерпимая боль, заставляя согнуться. Мужчина стиснул зубы, но стон всё равно просочился.

— Карпов Вадим. – Человек со сканером, казалось, не замечал мук заключённого. – Осуждённый пожизненно. Вы хотите сократить срок? У вас всего одна попытка на ответ. Скажите да. Все остальные слова будут расцениваться отказом.

Человек, уже упавший на колени, вдруг почувствовал, как боль ушла. Брань, готовая сорваться с языка, буквально застряла в горле. Вадим внимательно посмотрел в глаза подошедшего. Хватило буквально нескольких секунд, чтобы понять – тот не лжёт.

— Да! Да, хочу! Что для этого нужно?!

— Замечательно. – Человек сделал пометку на планшете. – Садитесь в машину, а нам нужно найти ещё одного… кандидата.

*****

Бензопила весело тарахтела, согревая руки и расстилая вокруг ковёр из промасленных опилок. Мужчина, в старомодной шапке ушанке и оранжевом бушлате, уже давно заметил подходящего посетителя. Окрестив гостя безопасником, он не прекратил работу, даже когда к нему обратились.

— Назовите себя!

— Шабалин Константин. Номер П1205. – Цепь весело вгрызалась в древесину, отделяя сучки от ствола.

— Константин, хотите сократить срок, на который приговорил вас суд? Ответьте да. Всё остальное будет расценено как отказ.

Человек словно не расслышал вопрос. Его руки уверенно направляли пилу, очищая ствол.

— Вы расслышали вопрос?!

— Нет.

— Повторяю. Вы хотите сократить….

— Я же ответил, нет! – Константин, наконец, нажал кнопку, глуша двигатель. – Не знаю, за каким чёртом я мог понадобиться, но нет!

— Но почему? – На лице человека с планшетом впервые проскользнули какие-то эмоции. – Вы осуждены пожизненно. Если согласитесь, выйдите на свободу лет через десять-двенадцать.

— Я убил тридцать человек.

— Многие считают это несчастным случаем. Соглашайтесь!

— Зачем я так понадобился?!

— Правительство России приняло решение о колонизации Луны. – Человек с планшетом чуть улыбнулся. – Вам предстоит монтировать систему энергетики.

Константин словно застыл. Пила выскользнула из рук на снег, но он этого не заметил.

— Вы всё-таки решились? – В голосе человека послышалась горечь. – Естественно, я соглашусь.

***

Спустя несколько часов мужчина с планшетом устало опустился в кресло перед столом начальства.

— Как всё прошло, Лёнь?

— Неплохо. Только зачем мы туда тащим этого… Шабалина? Он ведь чокнутый.

— Этот он изобрёл безопасную энергию. И может очень пригодиться на работах. А дурак ли он? Ведь знаешь, что до сих пор многие ломают голову, почему его цепь работает? А он знает!

— Тогда зачем его туда? – Леонид поднял палец вверх. – Я ведь читал отчёты специалистов. По их данным смертность среди рабочих составит около восьмидесяти процентов!

— Потому что иначе он ничего не расскажет. Никогда. – Хозяин кабинета достал из ящика стола папку. Старую, бумажную, с сургучной печатью на обложке. Он несколько секунд подержал её в руках, словно обдумывая, стоит ли открывать, но печать всё же сорвал. – На, почитай. Но учти, это совершенно секретно!

Леонид читал долго, с раздражением перелистывая бумажные страницы.

— Но ведь это… Это верная смерть!

Хозяин кабинета только забрал папку. А через несколько минут та пылала на каминной решётке, превращаясь в пепел.

2147 год

Привет, я Ксю! Просто Ксю, ведь когда у тебя в семье ещё пятеро братьев и сестёр, поневоле становишься не Ксенией, а Ксю. Иногда это до безумия раздражает, но я справляюсь. Ведь совсем скоро, через четыре года, я стану совершеннолетней и, получив специализацию смогу подать заявку на своё жильё!

Я всю жизнь мечтала о своей комнате – пускай не роскошной, метров на десять, как у родителей, но своей… Но в моей голове никогда не проскальзывала мысль, что это может случиться вот так, само. Ну, почти само — наша семья эмигрирует! Думаю, все видели рекламу о колонизации Луны? Её уже год крутят – подай заявку и получи кубометры в Первом Лунном совершенно бесплатно. Вот только нашу квартирку, пускай и небольшую, на самой окраине космодрома, придётся оставить. Я уже не говорю про личные вещи – четыре килограмма ручной клади, а всё остальное в костёр? Нужно подумать, что с этим сделать.

На самом деле хорошо, что всё так сложилось. Да и не могло быть по-другому, когда отец один из лучших пилотов-космонавтов, а мама ведущий инженер-радист. Один постоянно пропадал на маршруте, гоняя грузовой на Луну и обратно, а вторая уже монтировала на поверхности спутника узлы связи… Они так и познакомились, по радио. Лет тринадцать назад отцу очень понравился мамин голос. Тогда она ещё находилась на Земле… И очень удивилась, когда к ней в рубку зашёл капитан корабля, неся в руках выточенный из лунной породы красивейший цветок…

А через год появились Мишка и Димка – два близнеца. Потом настала моя очередь. Следом Виталик и чуть позже Крис и Ленчик. Они родились совсем недавно, и я их практически не вижу – ясли для космических работников очень хорошие.

Но что-то я отвлеклась – через четыре дня, в сто девяностую годовщину полёта первого землянина в космос, мы отправляемся в трёхдневное путешествие к новому месту жительства. И зачем привязывать старт к такой дате, не понимаю! Родители всё ещё надеются, что приготовили сюрприз – не знаю, может МиДика с Виталиком и думают, что это просто увеселительная экскурсия, но я-то знаю, где проведу ближайшие несколько лет – Море Волн, Кратер Кондоре, третий уровень, в прелестной комнатке с откидной кроватью и столом. Откуда я знаю? Так специализация компьютерщик-программист даёт много преимуществ, да и вообще, это первый шаг к более серьёзной профессии – штурман-инженер космического корабля. Сейчас много поговаривают, что Луна это только первый плацдарм, завоёванный человеком. Дальше нас ждут Марс и Венера, Ганимед и Церера. Сколько проектов готовится по освоению космоса, только и успевай ловить момент! Ведь если пропустишь подвернувшуюся возможность, останешься прозябать на пыльном шарике! Разве это жизнь? А я точно отправлюсь осваивать космос!

— Ксю! – Рядом стоял Виталик, заглядывая через плечо и смотря, что я набираю в планшете. Вот гад! Интересно, и сколько он успел прочитать? Судя по довольной ухмылке, много. – Приветствую покорителя Солнечной системы, Ксю Великую!

— Отстань, братец! Нечем заняться, сходи в садик, поменяй памперсы детям!

— Да, Великая Ксю! Но памперсов уже лет пятьдесят как нет на Земле! – Ухмылка у братца стала ещё шире. – Я знаю о переезде уже полгода! И успел придумать, как протащить на шаттл лишние килограммы. Хочешь, поделюсь?

Мой брат умный. И очень. Наверное, самый умный из нас четверых. КриЛеновых близнецов я в расчёт не беру, у тех мозгов только и хватает вовремя поорать, добиваясь бутылочки. А ведь роботы-няньки верят, что те голодные, и кормят внеурочно. Может, и из них что-то получится? Но я вновь отвлеклась – Виталик умён. И он, конечно, молчал, смотря на мои потуги впихнуть восемь килограмм на весы так, чтобы те показали четыре! А вот теперь он просто пришёл и предложил помочь…

— И что ты за это хочешь? Не просто ведь так заботишься о сестричке?

— Не просто. – Лицо буквально расплылось в улыбке. Казалось, что ещё немного, и челюсть отвалится. – Давай поменяемся комнатами?

— В смысле? – Вот честно, такого предложения я никак не ожидала. У братца кубометры находились совсем рядом и побольше моих. – И в чём подвох?

— Хочу жить поближе к гермо-шкафу со скафандрами. Безумно боюсь декомпрессии. Только не говори никому. Так как, по рукам?

Более идиотского объяснения я не слышала, но согласилась. Ведь кто отказывается от расширения личного пространства?

 ***

Перелёт прошёл спокойно – самое страшное, отделение шаттла от катапульты, я проспала! Позор мне, будущему члену экипажа космического корабля! Но успокаивает то, что в этом виновата не только я, но и Виталик. Его план, пронести лишний вес заключался в установке на дне сумки гравидоски. Когда я об этом узнала, практически перед самым весовым контролем, показалось, что небо упало на землю.

Наверное, братец это заметил и протянул мне голубую пилюлю.

— И что это, гад! – Казалось, что мой шёпот слышат все вокруг. – Думаешь, там дураки на катапульте работают?

Отец вместе с МиДиковыми близнецами тут же обернулись, на что получили исчерпывающее, пускай и обидное объяснение:

– Она лететь боится. И думает, что в невесомости стошнит. А я её своими антблюйками угощаю… – Виталик, как только родня отвернулась, сразу зашептал мне на ухо. – Помолчи и съешь! Это успокоительное! А у меня такая же доска в сумке! Хочешь, чтобы нас спалили?

Да, я съела таблетку и, наверное, правильно сделала. Не знаю, что там братец наколдовал с гравитационными досками, но контроль мы прошли…

До сих пор помню, как волновалась, перешагнув шлюз лежавшего в люльке катапульты шаттла. Одно дело наблюдать по объёмной проекции, как корабли, толкаемые мощными магнитными катушками, разгоняются и, выскакивая со среза, на мгновение словно зависают. Совсем другое находиться внутри – ведь я-то знаю, что это оптический обман. На самом деле в момент отрыва шаттл достигает достаточной скорости, чтобы оторваться от земного притяжения. А я, только усевшись в противоперегрузочное кресло, уснула… Пропустив прощание с родной планетой.

Спустя год

Переселение на Луну оказалось самым большим разочарованием в моей жизни! И о чём моя одиннадцатилетняя голова думала? Впрочем, о чем я знаю… Хуже, что это уже нельзя изменить и приходиться прозябать в скуке!

Ничего не могу сказать, тут не так плохо. Третий уровень, он же Московский, наверное, самый интересный в нашем не очень большом поселении. До школы рукой подать – прошёл триста метров до межуровневого шлюза, спустился на два пролёта вниз, ещё сто метров по узкой штольне – и ты на месте. Довольно условное название для нескольких классов и небольшой столовой. Конечно, поговаривают, что при необходимости школу расширят… Но пока притока детей на Луну я не увидела. Боятся родители тащить своих чад на висящий в небе шарик. Может, думают, что с него можно свалиться?

Совсем недавно удалось чуть развеять скуку – мама забыла дома свой планшет. Близнецов не оказалось рядом, а Виталик, закрывшись в своей комнате, наверное, дрожал от возможной декомпрессии, и мне посчастливилось снять трубку коммутатора.

На первый уровень, самый ближний к поверхности, нам запретили ходить одним. Попробуй ослушаться отцовского «узнаю, уши оторву!». Это ведь из запретов уровня «осторожно, убьёт»!

А ведь так хочется посмотреть на поверхность не через экран в комнате, а вживую. Сквозь толстое, минеральное стекло, за которым нет ничего, кроме вакуума!

Естественно, отдав планшет, я задержалась. И не просто задержалась, а совершенно случайно ошиблась поворотом и очутилась в зале космопорта. Наверное, более величественной картины не увидишь нигде: огромный, полностью прозрачный, купольный потолок! Честь и хвала инженеру, который спроектировал его и подсветку. Совершенно ненавязчивую, создающую своеобразный полумрак — иллюзию нахождения под открытым небом.

В первый раз я тут оказалась одна и, наверное, стояла целую вечность с открытым ртом, на самой середине зала. Пялясь на прилуняющийся шаттл! Огромная махина с уже выключенными двигателями приближалась к стеклу. Казалось, что ещё чуть-чуть, небольшая ошибка пилота, и судно разрушит хрупкую преграду!

Сама не осознавая своего страха, я отступила на шаг назад, за что сразу поплатилась – крепкие руки схватили за талию и отставили в сторону. Как оказалось, вовремя – из прохода за спиной к месту посадки спешил погрузчик. Этакая гусеница на колёсиках…

— Повнимательней, юная леди! – Оправившись от первого испуга, я рассмотрела, кто меня всё ещё держит: мужчина лет пятидесяти, с дурацким браслетом на шее, лёгкой, местами рваной футболке и шортах. Коротко стриженный и очень мускулистый. Не иначе проводящий полжизни в качалке. Или только прибыл с Земли. Мы, лунтики, вынуждены постоянно заниматься. Если, конечно, хотим вернуться на Землю! Тутошняя гравитация, пусть и медленно, делает своё чёрное дело, ослабляя мышцы.

— Константин, отпустите девочку! – В голосе стоявшего рядом мужчины послышалось беспокойство. Кстати сказать, выглядел тот презентабельно. Лёгкий, явно рабочий из-за нашивок, костюм и проекционный планшет на запястье говорили о хорошем достатке.

— Да-да! Прошу прошения! — Мужчина, словно испугавшись, что совершил, отдёрнул от меня руки. – Пойдёмте, я думаю, мы и так задержались!

Странная парочка поспешила к одному из проходов на уровни. А через мгновение зал наполнился изумлёнными, чуть подпрыгивающими и очень говорливыми туристами. Впрочем, о чём это я? Ведь совсем недавно была такой же!

*****

 Ужин в этот день получился замечательный! Один из тех моментов, когда графики моих родителей совпали – мама забрала из яслей близнецов, отец принёс из ресторана жаренную утку и десерт…

— Последние новости слышали? – Отец украдкой глянул сначала на меня, потом на Виталика, пытаясь сообразить, насколько мы в курсе последних событий. Обычно так и происходило, что кто-то из нас двоих всегда знал обо всём интересном. Но, как оказалось, не в этот раз. – Через пару дней открывают металлургический и кварцевый заводы. Конечно, межзвёздные корабли мы делать не сможем, но…

Об этом «но» за последний месяц родители прожужжали все уши: возможности по расширению города, посадки сельхозугодий и создание животноводческих ферм… Я, если честно, с трудом могу представить корову или овцу, живущую на одном из уровней. Но учёным явно видней. А если учесть, что по их прогнозам через пару лет Луна сможет сама себя обеспечивать, волей-неволей начинаешь такому верить. Хотя бы из чувства патриотизма.

— А ещё, через месяц состоится юношеский турнир по мини футболу! – Мать явно насладилась нашим изумлением. – Между Луной и Землёй. Сегодня об этом объявят в новостях!

Ох, видели бы вы лица МиДиковских близнецов. Спортсмены, всю жизнь с мячиками… Наверное даже спят вместе с ними. Естественно, когда в школе набирали команду, тех сразу взяли. Ничего не могу сказать, играют они хорошо… Но вот только смогут ли побить сборную России? Пускай и на своей территории.

— Мы их в клочья порвём!

— Ни единого шанса землянам!

Между тем отец явно не разделял такого энтузиазма:

— На их стороне будет сила и скорость. А вы ослабли за этот год.

— Зато у них нет опыта игры при лунной гравитации!

Конечно, очень весомый аргумент. Но из-за спора мало кто заметил, как Виталик, обычно выступающий громче всех, что-то усиленно рассматривает на экране планшета. Я попыталась в него заглянуть, но братец сразу погасил экран.

— Что ты там смотрел?

— Будешь совать нос, малютка Ксю, куда не следует, рискуешь его прищемить! Восторгайся лучше предстоящим турниром!

В тот момент нос я убрала, но запомнила, что за братцем лучше последить.

Слежка

Желание узнать, что такого интересного мог смотреть на планшете Виталик, полностью затмило мой разум. Самый простой способ это сделать – сломать через сеть его пароль и посмотреть – потерпел неудачу. Нет, естественно попасть в его систему получилось, но ничего заслуживающего внимания там не нашлось. Ну, разве что несколько интересных фотографий, но будет ли мой братец их так увлечённо рассматривать? Или будет? И чего может быть любопытного в женском теле? Но за столом Виталик смотрел видео, а не фото. А ни одного похожего файла найти не удалось. Даже мультиков.

Потерпев неудачу один раз, мы всегда ищем другие способы. Но когда имеешь дело с Виталиком, все варианты неизбежно терпят крах. Иногда кажется, что мой младший братец изобрёл устройство для чтения мыслей. Почему я так решила? Тут всё просто – стоило мне разместить рядом с его комнатой миниатюрную камеру, чтобы незаметно наблюдать, что происходит, как он принялся тащить к себе всё подряд. Сначала непонятно откуда добытый горняцкий фонарь со встроенным аварийным маячком, потом кирка, а следом скафандр. Вот он стал последней каплей, и я решила выяснить, зачем он вдруг понадобился в комнате. На столь простой вопрос мне выдали интересный и подробный ответ:

— Готовлюсь к выходу на поверхность. Хочу сдать экзамен для работы в безвоздушном пространстве. – Мне тут же вручили визитку с сайтом этой программы. – Ещё вопросы есть? А камеру лучше сними, не то родителям расскажу!

-Ябеда! – И, показав язык, я отправилась готовить новый план. Но, думаю, что ничего бы у меня не получилось, если бы не стечение обстоятельств. Но когда я узнала тайну Виталика, мне очень захотелось, чтобы он мне ничего не рассказывал! Впрочем, всё по порядку.

Случилось это через несколько дней после провала плана с камерой. Я, сразу как закончились уроки, отправилась посмотреть на открывшуюся первую ветку лунного метро, как его сразу окрестили Трясучка. Те несколько вагонов, что летали по трубам, делали это с помощью сжатого воздуха. Совсем как пневмопочта на ставшей далёкой Земле. Открылось всего три станции, но это целое событие для нашего городка. Да, что там городка – для всей Луны. В новостях недавно передали о завершении строительства ещё одного поселения, где-то в районе моря Кризисов. Не знаю, сколько до него километров, но обещают открыть Трясучку между городами месяцев за восемь. А если обещают, то сделают!

Наверное, можно простоять очень долго, смотря сквозь стекло как капсулы-вагоны уносятся вдаль. Завораживающее зрелище! Я уже собралась испытать на себе новый вид передвижения, когда рядом появился, словно из воздуха, Виталик.

— Великая Ксю так и не решилась протрястись?

— Можно подумать, ты решился?! А я просто не успела!

— Я сделал это до начала уроков. – Голос братца мне совсем не понравился. Обычно дерзкий, нахальный и уверенный, в тот момент показался… испуганным. – А тебе не удастся проехать на метро сегодня. Родители домой зовут.

— Что случилось?! – В моей голове сразу пронеслось множество мыслей. Разных… Но я точно знала, что отец сегодня собирался в очередной рейс, а мать дежурила до утра. И их не могло быть дома. А этот несносный мальчишка просто стоял и смотрел в пол, вместо того, чтобы сказать… — Так что случилось!

— Да, ничего… Мелкие заболели. Врач хочет осмотреть остальных детей. – И снова скользнувший в сторону взгляд.

— Что ты не договариваешь?.. — Но Виталик, не слушая, уже спешил домой.

***

Я никогда не видела родителей такими подавленными. Обеспокоенными. Мне всегда казалось, что пилот шаттла не может позволить себе эмоции, всегда оставаясь невозмутимым и с холодной головой… Но, наверное, кого хочешь выведет из равновесия понимание, что врач не знает, как лечить твоего ребёнка!

КриЛеновых близнецов обвесили датчиками, взяли кучу анализов, притащив в наши кубометры целую лабораторию, но… Ничего. А диагноз «кома от неизвестной причины» и невнятное «затухание жизненно-важных функций организма» не слишком обнадёживают.

В довершение врач посадил всю нашу семью на недельный карантин. На всякий случай. Не то чтобы я оказалась против, уроки можно и через объёмный визор прослушать. Всё равно, что за партой посидел, только спросить не могут… Старшие близнецы, конечно, возмутились, у них ведь тренировки, да и до матча оставалось всего ничего. Но родители встали на сторону доктора. А разве можно спорить с тем, у кого на форменной куртке висит пурпурная звезда? Отец её получил, когда мне четыре исполнилось. До сих пор помню, как мама, наблюдавшая взлёт шаттла, тихонько плакала. Тогда у корабля не развернулись крылья, а отец каким-то чудом смог его посадить.

Вот так наш отсек стал карантинной зоной. Когда я впервые очутилась тут, на третьем уровне, мне показалось, что городок просто огромен. Через полгода пришло понимание его истинных размеров – совсем не больших. А теперь я узнала, что перестала ценить то пространство, каким обладала – всей Луной и Землёй. Ведь наблюдая за ней сквозь стекло начинаешь понимать, что нет ничего прекрасней, чем созерцание из космоса истинной Родины человечества!

Тайна младшего братца

Это произошло на вторую ночь нашего заточения. Как раз когда я смотрела в одну из камер на закрытие прозрачной части космопорта. Интересно наблюдать, как два огромных свинцовых полукруга постепенно поднимаются, образуя специальный купол, способный защитить от солнечной радиации.

Да-да, многие, не знающие элементарных вещей, думают, что Луна, если обращена к Земле всегда одной стороной, то и день у нас как у всех нормальных людей. Что тут скажешь – смена суток в нашем городке условная. Центральный компьютер притупляет освещение «ночью» создавая эффект сумерек, но зачастую без часов и не скажешь, что время обедать или стоит поспать. Если же взять настоящие лунные день и ночь, так они длятся примерно по четырнадцать с половиной земных суток. И это тоже, пусть немного, но накладывает отпечаток на жизнь. «Днём» закрываются все прозрачные отсеки и иллюминаторы, затемняются фильтрами наружные камеры, прекращаются выходы на поверхность. Разве что по очень большой необходимости со специальной защитой кто-то и пойдёт жариться на солнышке, но вроде таких случаев ещё не возникало… И, естественно, туристов «ночью» намного больше. Ведь прилететь к нам и не потоптать пыль, тогда в чём смысл такого отдыха?

Створки Космопорта практически захлопнулись, когда дверь в мою комнату скользнула в сторону. К ночным гостям я не готова, а к Виталику тем более.

— Стучаться не пробовал?!

Вопрос ушёл в пустоту. Братец шагнул на мою территорию, прикрыв за собой дверь. Впрочем, ничего другого от него ждать не приходится.

— Ксю, ты мне можешь помочь?!

А вот такого вопроса я не ожидала совершенно. Кто-кто, а мой любимый брат никогда ничего не просил. И я кивнула головой. Соглашаясь, ещё не зная, в какую авантюру могу впутаться.

— Замечательно!!! Сломай, пожалуйста, сервер медблока. Что-то мне подсказывает, доктор Пилюлькин не договаривает!

Ох, ну и польстил же он мне! Даже не спросил, могу ли я это сделать. К слову сказать, могу, что и доказала. Потратив на это минут пятнадцать. Как оказалось, там стояла простенькая защита. К тому же Виталику на планшет тяжелее попасть!

— Да как до Луны доплюнуть! – Я ткнула в экран планшета. – Ну, и что ты тут хотел узнать?

— Список больных за последние две недели.

В первый момент мне показалось это глупым – мы, лунтики, народ здоровый. Все, кто на постоянное место жительства прилетал, проходили медосмотр. Делали кучу прививок… Да в нашем постоянно обновляемом, ионизированном и очищенном воздухе даже простуду не подцепишь!

И для меня оказалось шоком увидеть таблицу, полностью заполненную фамилиями! А вот для моего брата это судя по всему не оказалось новостью. Он только уткнулся носом в экран, изучая информацию.

— Хм, так и есть. Смотри по нарастающей. От самых маленьких, к детям постарше. И несколько стариков… О чём это говорит?

— У нас инфекция? – Я сама поняла, что голос дрогнул. И испугалась пришедшей мысли. – Первый Лунный закроют на карантин?

— Хм… – Виталик пожал плечами, явно уходя от ответа. — Я знаю, кто знает. Ну, думаю, что знаю. Слушай меня внимательно…

Тайна… Действительно, как много в этом, в одном его звучании, слилось! Виталик, мой младший братец, все продумал ещё на Земле. И ради приключений поменялся со мной комнатами. Впрочем, всё по порядку. Как оказалось, помещение, которое предназначалось мне, имеет ещё один выход. Не то чтобы выход – служебный люк, ведущий в технический коридор. Строители его закрыли с обратной стороны специальным ключом в надежде, что этого достаточно. Да, многих это могло остановить, но не моего братца. Не испугавшись глотнуть вакуума, он вскрыл дверцу на следующий день после заселения. И оказался единоличным обладателем прохода в неизведанное: коридоры, штольни и даже пещеры со шлюзами и выходами на поверхность.

— Ты знаешь, весь наш городок это только малая часть, что уже готова для поселения. Есть ещё как минимум несколько уровней с готовыми жилыми помещениями. А ещё я находил целые озёра, в которых можно купаться. Только они очень холодные. А ещё есть пещера, где растёт лес. Самый настоящий, но очень молодой. Но ты бы видела, какие листья на этих деревьях!

— Это всё здорово. – На самом деле рассказ меня немного ошеломил. В лунный городок, в котором сейчас чуть больше двух тысяч человек, проходил строгий отбор. Ведь «объёмы помещений и технических возможностей ограничены». А, судя по рассказу, так Первый Лунный можно расширить минимум раза в три! Но как это связано с карантином?

— Подожди ты! В общем, во время одной из вылазок я ушёл дальше обычного. И наткнулся на место стоянки. Там лежали инструменты, запасные баллоны, контейнеры с едой. Мне стало очень интересно, кто их мог оставить. Ведь сейчас только туннель к морю Кризисов пробивают. А тут явно обосновались рабочие. Короче, установил там камеру. И хочу показать тебе видео.

Я думала, что он покажет мне картинку с планшета, а вместо этого Виталик включил проекционный экран. Комната сразу погрузилась во тьму, создавая эффект присутствия…        

***

 Двое мужчин стояли рядом в полутёмном, сумрачном коридоре. Оба в лёгких штанах и футболках. Казалось, ничего необычного – рабочие скинули скафандры в пересменок, решив отдохнуть. Вот только услышав самую первую фразу, я поняла – плохо дело!

— Слушай, Псих, о чём ты говоришь?! О каких смертях!

— Ещё пара недель, и начнут погибать люди. – Человек, которого назвали Психом, стоял спиной к камере, облокотившись рукой на стенку. Его лица я не видела. Зато второй… Именно про таких, наверное, говорят, «что чайку попить, что человека зарезать». Всё лицо в шрамах и злое… Да, в тот момент я поняла, что такое «злое» лицо. — Они повышают напряжение станции. Я тебе ещё год назад рассказывал, чем это закончится!

— Да, помню я! – Лицо расплылось в улыбке, – Тем лучше, пускай все передохнут, а мы, наконец, обретём свободу!

— Первыми начнут умирать младенцы и старики. Потом дети постарше. После второй-третей смерти Луну закроют на карантин. До прекращения «несчастных случаев». – Псих тяжело вздохнул. – А они не прекратятся! Чуешь, куда я клоню?

— К чёрту! — Мужчина с силой ударил кулаком об стену. Непредусмотрительное занятие на Луне. Его бы отбросило назад, да Псих поймал за руку. – Ты предлагаешь невозможное!

— Если этого не сделать, вымрет Первое Лунное. А вслед за ними и мы! Решайся!

В этот момент в коридоре послышались шаги и замелькали тени подошедших людей.

— Позже поговорим! – И мужчина, развернувшись, шагнул в сторону, исчезнув с поля видимости камеры. На мгновение показалось лицо Психа, и запись оборвалась.

Я узнала этого человека. Совсем недавно он отставил меня в космопорте с дороги погрузчика. Но, получается, он преступник?!

— Нам нужно узнать, что он знает. Пойдём, Ксю, я без тебя не справлюсь! Луну уже закрыли на карантин. Час назад отменили все рейсы! И я чувствую, у нас мало времени.

Да, я согласилась. А что оставалось делать? Самое интересное, в тот момент у меня и мысль не проскользнула, что стоит обо всем рассказать родителям. Впрочем, наверное, это оказалось и к лучшему. Мы, дети, смотрим на мир немного по-другому, и неизвестно, чем в итоге всё могло бы закончиться, посвети мы в это того же отца!

Буквально через двадцать минут мы с братцем, облачившись в скафандры, уже шли по богом забытому проходу, освещая путь фонарями. Пройдя десяток шлюзов, я ничуть не удивилась очередному препятствию. Но Виталик, всю дорогу спешивший, вдруг почему-то остановился.

— Мы что, пришли?

— Нет. Ещё нет. Шлем закрой, там дальше… В общем, впереди выход на поверхность. Нужно метров пятьсот снаружи пройти.

— Метров пятьсот? – Я театрально зевнула. – Очень хорошо! Просто замечательно! Ты иди, а я тебя тут подожду. Только дозиметр не забудь активировать. Да посматривать, чтобы не сильно загореть!

— Ты думаешь, я забыл, что сейчас лунный день? Или малышка Ксю испугалась? Не беспокойся, твой младший братец всё предусмотрел, и дозу ты не схватишь! Возьми, и пойдём!

Да, я знаю, сейчас по Луне многие туристы, приезжая в солнечные дни, ходят с этими зонтиками из спецткани. А тогда мне пришлось на себе испытать их действие. Виталик смастерил это устройство из больших земных зонтов. Не знаю, как и где он их нашёл, но свою службу они выполнили. Странная это была пробежка! Мало того, что в принципе бег при гравитации в одну шестую земной напоминает прыжки покалеченной, одноногой обезьяны, так она ещё и прикрывалась зонтиком!

Но мы добежали. И, буквально ввалившись в шлюз, увидели пред собой толпу, человек в двадцать.

— А вот и заложники! Чёрт, как нам повезло! Детьми никто рисковать не будет!

Такого приветствия я совсем не ожидала. И поняла, насколько мы опрометчиво поступили.

Псих. Кто же он?

В заложники нас взяли условно – расспросили, зачем пришли, приставили пару человек для охраны, а сами ушли совещаться. И о чём мы думали, идя к заключённым? Ведь они не обычные люди, а с отклонениями от нормы. Мама про таких говорила, что те просто больны и нуждаются в помощи….

Не знаю, сколько мы так просидели, без дела и смотря в потолок. Первые минут десять я попилила брата за идеальный план, но он просто меня игнорировал. Со стеной разговаривать быстро надоело, и я переключилась на охранников – точнее попыталась. Несколько грубых слов, от которых, наверное, и кальмар Гумбольдта покраснеет, как всё желание с ними общаться словно рукой сняло!

Наконец, пришёл Псих, вместе со вторым с видео. Тут и дурак бы понял, что они главные во всей этой шайке!

— Значит так, вы правы, я знаю, что происходит! Хотите, расскажу, за что получил пожизненное? – Я судорожно сглотнула и постаралась не подать виду, насколько испугалась. В надежде, что скафандр скроет мои трясущиеся ноги. Между тем Псих продолжил. – Очень давно, совершенно случайным образом, произошло открытие безопасной энергии. Думаю, об этом знает каждый школьник… Так вот, изобретатель, обычный врач-инженер, очень хотел собрать установку по автоматической криогенной заморозке. И, наверное, изобретение прошло бы мимо человечества, если бы в момент испытания в его квартале не отключили энергию. Знаете, как сильно удивились на подстанции, когда поняли, что электричество поступает из жилого массива? Казалось бы, эврика! Вот оно, пользуйся, чем, в принципе люди, и занимаются… Но вот врач, совершивший открытие, очень сильно сомневался в успехе – мыши, которым предстояло заснуть, просто погибли.

Когда этому учёному выделили лабораторию для дальнейших исследований, он попросил её разместить в Антарктиде. Подальше от людей. И сам подобрал себе персонал – в основном руководствуясь состоянием здоровья будущих сотрудников…. Тогда, в течение нескольких месяцев они все умерли. Как оказалось, эти станции безопасно работают только когда рядом есть много живых существ. Луна совсем к этому критерию не относится.

Псих, развёл руками, как бы говоря, ну что тут сделаешь!

— Я знаю, кто вы. Шабалин Константин! – Подал голос Виталик. – Тот самый изобретатель. Получается, теперь ничего нельзя сделать, да?! Мы все умрём, как в той лаборатории?

— Это как повезёт. Уже столько лет прошло, и у меня было время подумать. Да и лунную станцию я сам установил. Осталось только на неё пробраться. А перестроить цепи, думаю, что получится.

— Вы же там часто бывали! Я вас видела, в Первом Лунном!

— Знаешь, Ксю… Ты ведь, Ксю, правильно? Когда рядом стоит охрана и инженер с планом, особо не возразишь, что тут по-другому сделать нужно.

— Ерунда какая, давайте туда отправимся, и делов-то! – Виталик вскочил на ноги. – Если спасёте город, вас всех точно освободят.

— Легко. – Константин махнул рукой в сторону шлюза. – Только вот на нас браслеты висят. Шаг вправо, шаг влево …

— А вы нас в заложники возьмите. – Виталик достал из кармана скафандра небольшой приборчик. – Я про эти железки, у вас на шеях, читал. И это глушилка. Метров на десять действует… Пока вы рядом с ней, ни один сигнал на ошейник не пройдёт. Её только включить нужно!

— Слушай, парень, а насколько ты уверен, что она сработает?

Мой братец тогда только пожал плечами. Впрочем, заключённых это не остановило. Думаю, они просто понимали, что уже ничего не теряют.

*****

Идиотский план сработал! Глушилку решили не использовать до последнего, здраво рассудив, что всех сразу паралич не накроет. И заключённые ломанулась через шлюз в сторону города. Совершенно не заботясь о возможных ожогах от солнца! Нас подхватили под руки и понесли вперёд, от чего расстояние в те пятьсот метров проскакали раза в три быстрей.

Один из заключённых упал и забился в конвульсиях, когда вся наша компания уже подошла к самому входу в центральную штольню. И это оказалась единственная потеря, глушилка сработала на ура!

Потом бешеная пробежка по самому городку, расталкивая людей. Благо, что стояла условная ночь, и их попадалось не много!

Перед самым входом на электростанцию наш план чуть не провалился – шлюз закрывался на электронный замок. Такой, при любой попытке вскрыть проход, сразу включит сирену, да полностью выкачает кислород из прилегающих помещений.

Именно в тот момент пришло понимание, зачем меня потащил с собой Виталик. Этот мальчишка, всегда просчитывающий события на десяток ходов вперёд, просто подумал, что малютка Ксю, может быть полезна!

Не знаю, наверное я никогда так не волновалась – одно дело взламывать планшеты знакомых, да код к двери школьного буфета подобрать… Совсем другое – проникнуть на охраняемый объект!

Когда Виталик сказал, что я открою дверь, лица заключённых вытянулись. Ведь в их планы входило её просто взорвать. Решающее слово оказалось за Психом:

— Если она сможет, это очень облегчит задачу. Малютка Ксю, приступай! У тебя пять минут, потом мы её вынесем!

— Если я её открою, можно вы станете называть меня Ксенией?! – Точно помню этот момент. Скачок чувств: злость, раздражение и… азарт. Желание преодолеть сложную задачу.

Да, я умная! И я справилась! Но когда увидела электростанцию, из-за которой разгорелся весь сыр-бор, то просто удивилась. Вы когда-нибудь видели паукообразную многоножку? Так вот, знайте, это она, увеличенная в тысячи раз, вырабатывает энергию!

Но вот того, что произошло потом, я не ожидала – этот Константин Шабалин, нажав несколько тумблеров, просто погасил установку, и Первый Лунный постепенно начал тухнуть. Естественно, в городе стояли аварийные блоки, накапливающие энергию, но их хватало на несколько часов. Не больше.

— А что вы сделали? Зачем?!

— Теперь не будут гибнуть люди. – Псих усмехнулся. – Дайте мне время.

Что происходило потом, я помню плохо: заключённые заварили шлюз, замуровав всех нас внутри. А Шабалин, вместе с ходящим по пятам Виталиком, занялся переработкой цепей. Ожидание сидя на полу, в окружении двух десятков заключённых, это, скажу, ещё те ощущения! Особенно когда осознаешь, что вентиляция престала качать воздух, становится совсем грустно.

О чём я думала в тот момент? Наверное, о Земле. Но вот оказавшись в трёхстах восьмидесяти пяти тысячах от неё, отчётливо поняла, насколько важна сама жизнь. О том, что даже эти люди, совершившие преступления, борются… Человек такое существо, загони его в угол, но он всегда найдёт лазейку к спасению.

Я думала о том, как выбрала себе профессию, связанную с космосом, и всю сознательную жизнь стремилась к ней. Но, ещё не продвинувшись дальше спутника, уже попала в ситуацию, когда могу погибнуть… А что будет потом? Даже в нашей солнечной системе подстерегают неизведанные опасности.

Вот так, обмозговывая своё положение, я не заметила, как задремала. А потом и заснула крепким, непробудным сном.

Через три недели

Мужчина, закончив читать, отложил планшет на стол и посмотрел на сидевшего напротив босса. Он некоторое время помолчал, обдумывая усвоенный материал, и только потом осторожно произнёс:

— Шеф, в этом плане была куча пробелов. На самом деле удивительно, что все так сложилось. Скажите, как удалось найти этих детишек?

— Лёнь, а ты поверишь, если я скажу, что это случайность? – Хозяин кабинета, наблюдая за старым другом, вовсю улыбался. – Если бы эта Ксения с Виталиком не пришли к заключённым, Шабалин всё равно попытался бы остановить энергоустановку. Может, чуть позже…

— А ведь могло погибнуть множество людей… Неужели мы не можем полностью вернуться к ядерной энергетике? Стоило идти на такой риск ради знаний Шабалина?

— Так они и погибли. Вспомни про детей. – Человек за столом тяжело вздохнул. – А атом… Соц опрос показал, что люди бы не полетели заселять Луну, не будь безопасной энергетики. Мы могли бы использовать солнце, но ведь есть проекты по освоению дальних рубежей нашей системы.

— Да, я помню. Колония на Марсе, потом Ганимед и Тритон.

— Сначала, да… У меня будет для тебя ещё одно задание, Лёнь. И учти, оно намного важнее, чем предыдущая история!

— Я что-то не знаю? – Но ответа он на этот вопрос не получил. А только небольшую бумажную папку, одну из тех, что так любит босс.

***

Леонид сидел за столиком и, лениво потягивая из трубочки коктейль, смотрел то на висевшую за стеклом Землю, то на сидевших рядом детей. Он специально повёл их в дорогое место – приказ босса добиться согласия любой ценой подразумевал различные методы работы…

— Так, значит, вы предлагаете нам с Ксенией работу. – Мальчик в очередной раз сделал заказ мороженого на электронном табло. – А наши родители в курсе, куда мы отправимся?

Агент государственной безопасности России, осознав, что Виталик знает куда больше, чем следовало, внутренне содрогнулся, но виду не подал.

— Они полетят туда, куда их пошлют. Особенно, если вся семья окажется рядом. Так согласны? Бессрочный контракт. Вы, юная леди, в качестве консультанта по электронной безопасности, а вас, молодой человек, в помощники к Шабалину. Он очень высоко отзывался о ваших способностях!

От Леонида не ускользнуло, как двое ребятишек переглянулись.

— Мы согласны… Вот только есть несколько условий, — Ксения принялась загибать пальцы, — кубометры на станции в два раза больше, чем тут. Зарплату мы ещё обсудим, а мне лично Квантум два.

Мужчина с вымученной улыбкой на всё согласился, обдумывая, как будет утрясать бюджет и выбивать экспериментальный квантово-молекулярный компьютер. А потом объяснять родителям этих вундеркиндов зачем они должны с семьёй переселиться на новейшую станцию. И почему Шабалин, некогда осуждённый, теперь назначен на пост главы проекта. И, как уже было много лет назад, вновь сам набирает себе команду.

«Будь моя воля, ни за что бы не сунулся на такую работу!» — Мысль Леонида позабавила. Но в то же время он понимал, что эти детишки могут знать про проект больше него.

Ведь как ещё можно объяснить их последнее условие:

— Осознав, что жизнь это не просто переработка кислорода, а то, что ты оставишь после себя, у нас есть условие. Мы первыми ступим на любую планету или спутник в другой солнечной системе.

А с такими рассуждениями совсем не поспоришь!

9 апреля 2016

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *